Икона Божией Матери «Трёх Радостей»

Середина – третья четверть XIX в., Павел Соловьёв (икона); рубеж XIX–XX вв., мастерская Д.Л. Смирнова (оклад)

Москва

Дерево, масло; серебро, золочение, эмаль, скань

29,5×24,4 см

Автор атрибуции Е.Л. Тихомирова

Художник-реставратор А.О. Беккер (металл)

Экспонируется в зале №1
Прославление иконы «Трёх Радостей» произошло в конце XVIII – начале XIX столетия и связано с церковью Троицы на Грязех, что на улице Покровка в Москве. В этом храме находилась копия с картины Рафаэля «Святое Семейство», сделанная в XVIII в. неизвестным русским живописцем. Согласно преданию об иконе, на долю некоей знатной москвички выпало три несчастья: мужа арестовали, имение забрали, сын попал в плен. Помолившись пред иконой из Троицкой церкви женщина получила сразу три радостных вести: муж и сын вернулись на свободу, имение было возвращено. С этого момента икону стали именовать «Трёх Радостей».
        Наибольшее количество списков с чудотворной иконы, дошедших до нашего времени, датируется второй половиной XIX – началом XX в. Есть свидетельства об особом отношении к данной иконе супруги императора Александра II Марии Александровны. Этот повышенный интерес к святыне в великосветской столичной среде дал начало популяризации иконографии в других социальных слоях. Лиричное изображение Богоматери с Младенцем Христом и маленьким Иоанном Крестителем, выполненное в реалистической манере, с передачей прелестной младенческой анатомии: пухлых ручек и ножек, нежных шёлковых волос, трогательных детских жестов – обусловило особенную востребованность иконы «Трёх Радостей» у молодых родителей и женщин, готовящихся к материнству. Читать далее >>

        Не случайно в состав изображения на списках со святыни часто вводили образы святых жен, тезоименных владелицам этих икон. Идиллический характер «Святого Семейства» служил воплощённым идеалом семейных отношений, и живописно-реалистическая манера его исполнения немало способствовала такому восприятию образа. Несомненно, икона была семейной святыней, на обороте которой находилась большая мемориальная табличка (сохранились лишь следы крепления). Роскошный эмалевый оклад-рама изготовлен на рубеже XIX–XX вв. в московской мастерской серебряных изделий Д.Л. Смирнова, специализирующейся на элитарных высокохудожественных предметах.