Исцеление кровоточивой жены, с избранными святыми

Вторая четверть – середина XIX в., Гуслицы (?)

Дерево, темпера

35,5×29,5 см

Автор атрибуции А.С. Преображенский

Художник-реставратор М.Я. Яковлева

Экспонируется в зале №1
Исцеление женщины, двенадцать лет страдавшей кровотечением и избавившейся от этого недуга после прикосновения к одеждам Христа, описано в трех синоптических Евангелиях (Мф. 9:20–22; Мк. 5:25–34; Лк. 8:43–48). В искусстве этот сюжет известен с раннехристианского времени, встречаясь преимущественно в циклах евангельских сцен — в миниатюрах рукописей и росписях храмов. Отдельные иконы Исцеления кровоточивой, к числу которых принадлежит публикуемый памятник, как и образы других евангельских чудес и притч, характерны для искусства Нового времени (преимущественно для XIX столетия).
        В отличие от исцелений слепого и расслабленного, а также Воскрешения Лазаря, вспоминаемых в определенные дни богослужебного года, исцеление кровоточивой жены не стало отдельным праздником. Следовательно, иконы на этот сюжет не предназначались для поклонения в храме и не входили в состав иконных циклов, посвященных евангельским событиям. Их писали для домашней молитвы, возможно — по обету, ради избавления родственниц заказчиков от различных недугов. Не исключено, что иногда содержание таких композиций было более широким: кровоточивая жена воспринималась как аллегорический образ веры, и икона с ее фигурой могла отражать горячую молитву владельца о помощи в других жизненных невзгодах. Читать далее >>
        Рассматриваемая икона также относится к числу домашних моленных образов. Об этом свидетельствуют находящиеся на полях фигуры Ангела-хранителя и святых, почитавшихся в семействе владельца или соименных его членам. Это преподобные Савва Звенигородский (Сторожевский), Сергий Радонежский и мученица Акилина (вероятно, икона писалась для женщины, носившей это имя).
        Икона создана мастером-старообрядцем, работавшим во второй четверти — середине XIX века, но определение художественного центра, где она была исполнена, вызывает затруднения. В надписи, процарапанной на обороте, упомянут некий Максим Ермолаевич Кузенков из Берёзова, который, скорее всего, был заказчиком иконы, однако неизвестно, какое именно село или деревня скрывается за этим широко распространенным названием. Художественные особенности памятника — подчеркнуто традиционный характер живописи, формы архитектуры и очертания горок — напоминают иконы, написанные в Мстёре. Тем не менее, колористическое решение образа, строящееся на сочетании густо-синего, ало-красного, голубого и бледно-желтого тонов, далеко от мстёрских произведений. Нельзя исключить, что икона происходит из Гуслицы, старообрядческого района на юго-востоке Московской губернии, или ее окрестностей. Гуслицкие иконы середины — второй половины XIX столетия довольно сильно отличаются от публикуемого памятника сумрачной цветовой гаммой и сплошной заливкой ликов. Однако более ранние произведения, уверенно или предположительно связываемые с этим регионом, обладают признаками, родственными образу «Исцеление кровоточивой жены». Их сближают ориентация на продукцию иконописных сел Владимирской губернии, общая сдержанность колорита, особое внимание к комментирующим текстам, прием выделения заглавий или буквиц киноварью и некоторые другие признаки. Если это предположение верно, рассматриваемый памятник можно считать одним из наиболее интересных и высококачественных образцов ранней гуслицкой иконописи.