Пророк Иоанн Предтеча, с житием и избранными святыми

Вторая четверть – середина XIX в., Ярославль (?)

Дерево, темпера

45×35,5 см

Автор атрибуции Н.И. Комашко

Художник-реставратор В.В. Ковальчук

Экспонируется в зале №1
Житийные иконы Иоанна Предтечи известны в русской иконописи с рубежа XIV–XV веков, иконография их необычайно развита и разнообразна. В ее основе лежит большой корпус текстов — канонические Евангелия, житие святого, многочисленные слова на дни его памяти, литературные памятники, посвященные обретениям мощей, «Слово Евсевия о сошествии св. Иоанна Предтечи в ад», славянские сказания о чудесах. Наиболее подробные житийные циклы Иоанна Предтечи относятся к XVII веку. Публикуемая икона, несмотря на небольшие размеры, содержит довольно значительное количество клейм, отражающих все важнейшие события жития святого, включая все три обретения его главы, каждому из которых посвящено особое клеймо, что бывает нечасто. Кроме того, обычно очень близкие по схеме изображения первого и второго обретения имеют здесь совершенно индивидуальные композиции.
        То, что памятник происходит из Ярославля, позволяет предполагать, что он создан мастером, принадлежавшим к поздней ярославской художественной традиции. В стиле живописи иконы явственно чувствуется влияние палехской манеры письма, которой художник стремился подражать в рисунке горок, абрисах фигур и т. п. Тем не менее, масштабные соотношения в композициях совсем иные — фигуры укрупнены и плотно заполняют пространство. Иначе, гораздо пластичнее, выполнены лики. Само письмо носит более живописный характер, нежели у палешан. Ярче всего это демонстрируют пейзажные фоны, особенно в среднике. Помещенные в романтический пейзаж, у ног Иоанна изображены звери, живо напоминающие некоторые образцы ярославской живописи конца XVIII века. Читать далее >>
        Колорит иконы насыщенный, немного пестрый и довольно приглушенный; это ощущение усиливают темно-зеленые поля. Очень активно и контрастно звучит желтый цвет, вносящий своеобразный диссонанс в красочную палитру мастера. Такие тенденции характерны для времени около середины XIX столетия.
        Икона писалась, по-видимому, как образ патронального святого. По воле ее заказчика на полях были помещены многочисленные дополнительные изображения. Слева представлены мученица Варвара, апостол Матфей, праведная Елизавета, мученица Пелагия и преподобная Мария. Справа — образ Богоматери Нечаянная Радость, преподобные Петр Афонский, Марфа, Матрона и мученица Татьяна. Помещение среди избранных святых богородичной иконы весьма оригинально. Возможно, это отклик на прославление образа с таким названием в московском храме Неопалимой Купины на Девичьем поле, первое чудо от которого произошло в 1835 году.