Преподобный Сергий Радонежский, со святителем Иоанном Златоустом и великомученицей Параскевой на полях

Последняя четверть XVII в., иконописные мастерские Троице-Сергиевой Лавры

Дерево, левкас, темпера, золочение

31×26,5 см

Автор атрибуции Н.И. Комашко

Художник-реставратор М.М.Авдонин

Экспонируется в зале №2
Небольшие поясные образы самого почитаемого русского святого – преподобного Сергия Радонежского – уже в XVI веке писались в иконописных мастерских при Троице-Сергиевом монастыре как раздаточные, то есть те, которые дарились почетным гостям обители или приобретались ее рядовыми посетителями.
Икона также относится к числу раздаточных икон монастыря, выполненных работавшими при нем мастерами. Очень точно опознается ее образец – икона, написанная знаменитым изографом Симоном Ушаковым в 1669 году и вложенная в монастырь царским оружейничим Богданом Матвеевичем Хитрово.
        На образах преподобного Сергия Радонежского с течением времени менялись жесты рук, сам облик святого – форма его бороды, прически. Неизменным оставалось лишь изображение Новозаветной Троицы в полукруглом небесном сегменте на верхнем поле – знак принадлежности образа Троице-Сергиеву монастырю, основанному изображенным на иконе святым Сергием. 
Читать далее >>
        Икона написана не на чистом золоте, а на двойнике (тонкая фольга, накладывающаяся на фон иконы, которая состоит из двух тончайших слоев – нижнего серебряного и верхнего золотого). Использование более дешевого заменителя золота, обладающего практически тем же декоративным эффектом, очень характерно для монастырских мастерских. На полях представлены дополнительные святые – святитель Иоанн Златоуст и мученица Параскева Пятница. Они выполнены в немного иной, более беглой манере, нежели средник, и явно добавлены на уже готовый образ по просьбе заказчика. На обороте иконы имеется владельческая надпись, в которой указано его имя – невотчик (рыбак) Иван Панкратов. Таким образом, Иоанн Златоуст – его тезоименитый святой. Что касается мученицы Параскевы, то ее фигура явно крупнее, и не исключено, что она дописана еще позже, хотя и не намного.
        Образ был украшен серебряным басменным окладом «с трубами», что предполагает форма его доски с наружным бортом. Подобные оклады имели широкое распространение во второй половине XVII – начале XVIII столетия.