Складень полковой с изображением святых апостолов Петра и Павла

Конец XIX – начало XX в. (до 1914 г.), Россия

Дерево, масло

22,8х35,5 (в раскрытом виде)

Автор атрибуции С.Н. Липатова

Экспонируется в зале №2
На левой створке складня с внутренней стороны имеется надпись гражданским шрифтом:

«Павшие смертию храбрых
Семен Меркулов [фев — ?]
Иван Глухов                 |
Алексей Мамашенкин |
Петр Хитряков             | 22 авг
Николай Мазилов       |
Саркиз Татосьян 10 с[ент]
.... Кузнецов 15 с[ент]
Степан C[...]лов 24 с[ент]
Кирил (так! — С.Л.) Иванков [.] янв
Семен Болгов            |
Спиридон Онищенко | 22 янв
... Андреев 31 янв
Петр Богачев 13 апр
Иван Варламов           |
Iоганес Терстенлявер | 2 авг
Григорий Пашехонов (так! — С.Л.)|
Василiй Горячев
Алексей Иванов 13 авг
Василий Коновалов 12 окт
Петр Камышинский 23 iю[..] (сверху надписано «19»)
Алексан. Шумилов 12 авг
Алексей Мельниченко 30 [...]»

Речь идёт об участниках Первой мировой войны, некоторые из которых упоминаются в «Именных списках убитым, раненым и без вести пропавшим нижним чинам», издававшихся в Петербурге до революции и после неё. Фамилия и дата смерти совпадают по документам у Алексея Максимовича Мамашенькина (на иконе — Мамашенкин), павшего 22 августа 1914 г. Он происходил из Чистопольского уезда Казанской губернии, Аксубаевской волости, был женат, в графе «звание» указано: драгун. Эта же дата смерти позволяет предположить, что Иван Глухов, убитый 22 августа, также был драгуном и являлся уроженцем Рязанской губернии, Егорьевской волости. При этом в списках есть несколько его однофамильцев, раненых или пропавших без вести близко к указанной дате. Убитыми в 1915 г. числятся двое Иванов Варламовых (оба — из Рязанской губернии), не ясно, о каком именно идёт речь. Ввиду распространённости сочетания имени и фамилии не ясны происхождение и судьбы Семёна Меркулова и Петра Богачева. Военные с такими именами в звании рядовых упоминаются как раненые или пропавшие без вести, но не как убитые. Среди убитых в опубликованных списках нет и Григория Пашехонова и Спиридона Онищенко, хотя сообщается о ранении последнего. Читать далее >>
        Предположительно, список на створке вёлся кем-то добровольно, без строгого следования документации. Автор, вероятно, записывал сведения так, как они доходили до него. В настоящий момент нет возможности установить правильность написания фамилий Татосьян и Терстенлявер (?), которые могли быть зафиксированы неверно. В дореволюционных списках нижних чинов числится Саркиз Тумасьянц, призванный из Кавказского наместничества, а последняя фамилия не встречается вовсе. К сожалению, в этих публикациях указывается только звание, вероисповедание и семейное положение, но не место службы, батальон или полк. Это обстоятельство не позволяет без дальнейших архивных разысканий дать ответ на вопрос, святыней какого конкретно полка был складень. Однако, очевидно, что он выполнял мемориальную функцию, а в настоящий момент представляет собою уникальный подлинник, связанный с эпохой Первой мировой войны.
        Центральной частью небольшого складня является икона святых первоверховных апостолов Петра и Павла, созданная в технике живописи маслом. Святые представлены в хорошо узнаваемой иконографии. Св. Пётр седовласый, с короткой бородой, держит в руках книгу и ключи. Св. Павел с длинной тёмной бородой и большой залысиной, с раскрытой книгой и мечом –  орудием, которым был обезглавлен, в опущенной руке. Простая композиция и скупой набор выразительных средств позволяют предположить, что образ написан непрофессиональным художником. Упрощённый рисунок одежд и колорит иконы, в котором сочетаются розовый, серый, зелёный и приглушённый жёлтый, свидетельствуют о его ориентации на хромолитографические образцы, имевшие с 1880-х гг. хождение в самых широких слоях общества.