Явление Богоматери преподобному Сергию

Середина – третья четверть XVIII в.

Иконописные мастерские

Троице-Сергиевой Лавры

Дерево, смешанная техника

37×29 см

Автор атрибуции А.М. Манукян

Художник-реставратор А.Л. Мельниченко

Звенигородский историко-архитектурный и художественный музей

Экспонируется в зале №2
Надписи на обороте: «1796 Года Сентября 6го Дня сей / образъ благословенiе матушкой Катериной / Петровной на случай женитьбы моей на Александрѣ /Андреевнѣ [...]». Ниже надпись дублируется: «1796 г. Сентября 6го дня / сей образъ благословенiе матушкой / Катериной Петровной на случай / женитьбы моей на Александрѣ / Андреевнѣ». Ещё ниже процарапано едва различимое пояснение: «Точная копiя надписи, сделанной в 1796 году / 21VII — 1913 г. / Наследство от матери Софии Ильиничны / Перхуровой»
        На иконе представлено чудесное явление Богоматери, описанное в житии радонежского подвижника: Пресвятая Дева, окружённая сиянием света «паче солнца», в сопровождении апостолов Петра и Иоанна Богослова предстала перед преподобным Сергием и его учеником Михеем.
Читать далее >>
         Образ был написан в «итальянизирующей» манере, доминировавшей в произведениях мастерской Троице-Сергиевой Лавры в середине XVIII столетия. Новые стилевые веяния были привнесены иеромонахом Киево-Межигорского монастыря Павлом (Казановичем), который прибыл сюда в 1747 г. и обучал художеству местных иконописцев. Образа подобной иконографии не раз выходили из-под его кисти: так, иеромонах Арсений, бывший лаврский библиотекарь, упоминает 10 одноимённых икон, созданных артелью Казановича для Санкт-Петербурга. Исполнение иконы отличает внимание к драматическим светотеневым эффектам и подчёркнутая эмоциональная вовлечённость персонажей. Её стиль вполне согласуется с рокайльным искусством эпохи Елизаветы Петровны (1741–1762), а в лике Богоматери даже угадываются портретные черты набожной императрицы, которая регулярно совершала пешие паломничества из Москвы в обитель преподобного Сергия.
        Образа «Явление Богоматери преподобному Сергию» использовались для раздачи паломникам и подношения гостям монастыря, включая членов императорской фамилии. Начиная с эпохи позднего средневековья, иконы с этим сюжетом имели охранительное значение, и в бóльшей степени относились к категории «ратного образа», так как главной военной святыней монастыря считался складень с одноимённым средником, написанный в 1588 г. Евстафием Головкиным.
        Между тем надпись на обороте говорит, что икона предназначалась для благословения матерью сына. Возможно, обещание о неотлучном покровительстве обители преподобного Сергия, данное ему Богоматерью во время ночного видения, делало иконы, иллюстрирующие этот житийный эпизод, особенно пригодными для материнского благословения. Кроме того, мать отрока Варфоломея, будущего троицкого игумена, была тезоименита Пресвятой Богородице. О существовании отдельного культа преподобной Марии Радонежской свидетельствуют редкие дошедшие до нас произведения второй половины XIX в.