Равноапостольный князь Владимир, святые Кирик и Иулитта в молении мощам неизвестного святого

Конец XIX в. (икона); конец XIX – начало XX в. (до 1908 г.) (оклад), Москва

Дерево, темпера; серебро, чеканка, золочение

18×15,5 см

Автор атрибуции С.Н. Липатова

Художники-реставраторы: Д.И. Нагаев (живопись), А.А. Воробьев-Шерышев (металл), Ю.А. Воробьева-Шерышева (ткань)

Экспонируется в зале №3
Представленный образ относится к особому типу икон, на которых изображались не святые, а их мощи, почивающие в раке в каком-либо храме или монастыре. Среди таких памятников, получивших распространение в XIX в., наиболее известными являются небольшие по размеру паломнические иконы с видом (реже и с частицей) мощей св. Афанасия Лубенского. К этому же типу, воспроизводящему вид раки со святыней в интерьере, принадлежат образы мощей великомученицы Варвары, находившиеся в Михайловском Златоверхом монастыре Киева. В отличие от перечисленных примеров, имеющих надписи с именем святого и указанием местопребывания мощей, на данной иконе в центре помещено не изображение честных останков, а две их частицы, при этом никаких сведений о вложенных реликвиях нет.
        Одна из частиц помещена в центральной части иконы в углубление на фоне большого потира, стоящего на престоле под сенью. По сторонам от потира изображены две зажжённые свечи, над куполом сени — образ благословляющего Христа Вседержителя в небольшом круглом медальоне. Вторая частица закреплена в нижней части иконы в чаше, которая стоит на полу храма. Её также фланкируют свечи в подсвечниках. Формы церковных сосудов, в которых находятся мощи, напоминают те чаши, в которых изображается усечённая глава св. Иоанна Предтечи. По сторонам от сени в небольших компартиментах в повороте к центру иконы представлены св. князь Владимир (слева) и мученики Кирик и Иулита (справа), молящиеся Христу. Очевидно, икона, лицевая сторона которой была закрыта серебряным окладом, а оборот — малиновым бархатом, могла являться семейным реликварием, помещённым в киот со стеклянной дверцей. Однако, представляется, что выбор предстоящих святых не был обусловлен именами небесных покровителей членов семьи: программа памятника, в основе которой — прославление святыни, находящейся в конкретном интерьере, представляется более сложной и продуманной.
Читать далее >>
        Если предположить, что образ мог быть связан с почитанием св. Иоанна Предтечи, а также принять во внимание московское происхождение памятника (на что указывают клейма оклада), то возможно, перед нами — икона, связанная с сакральной топографией Москвы конца XIX столетия. На «Ивановской» горке находился Иоанно-Предтеченский монастырь с собором Усекновения Главы и церковь Св. Равноапостольного Князя Владимира (в «Старых садех»), имеющая придел Святых Мучеников Кирика и Иулиты. Вероятно, посвящения престолов этих храмов, связанных между собою общей историей и крестными ходами века нашли отражение в иконе. Косвенным свидетельством связи образа с московским Предтеченским монастырём является изображение на нём интерьера собора, который, несмотря на высокую условность этой архитектуры, поразительно точно передаёт впечатление о высокой купольной постройке с орнаментами на массивных опорах-столпах, запечатлённой на дореволюционных фотографиях внутреннего убранства Иоанновского монастыря. Поскольку никакие аналогии представленной иконе до настоящего момента не обнаружены, невозможно с уверенностью сказать, являлась ли эта икона иконографическим уникумом, выполненным по специальному благочестивому заказу, или она была одним из так называемых «раздаточных» образов, которые уносили с собой на память посещавшие обитель богомольцы. В пользу последнего предположения свидетельствует уровень художественного исполнения иконы, характерный для расхожих, массово изготавливавшихся образов. При этом икона имела серебряный оклад, увеличивавший её стоимость. Не исключено, что икона могла быть заказана в качестве подарка или благословения для духовного лица или, напротив, от кого-то из духовных лиц, связанных с храмами Ивановской горки.
        Если даже предположение о программе иконы, связанной с этой местностью Москвы, верно, оно не даёт ответа на вопрос, какому именно святому (или святым) принадлежат мощи, вложенные в её основу. Согласно описи собора Усекновения Главы Иоанна Предтечи, на рубеже XIX—ХХ вв. в нём находились несколько крестов-мощевиков с частицами более чем двадцати святых. Дальнейшее изучение истории обители, а также биографий её насельниц и духовенства, возможно, позволит найти какие-либо уточняющие (или опровергающие) сведения об этой иконе.