Святители Димитрий Ростовский и Николай Чудотворец

Вторая половина XVIII в.

(после 1757 г.)

Поволжье

Дерево, темпера

85×58,8 см

Автор атрибуции С.Н. Липатова

Экспонируется в зале №3
На боль­шой хра­мо­вой ико­не предс­тав­ле­ны в рост два свя­ти­те­ля – Ни­ко­лай, ар­хи­епис­коп Мир­ли­кий­ский, ши­ро­ко по­чи­тав­ший­ся во всем пра­вос­лав­ном ми­ре, и Ди­мит­рий, мит­ро­по­лит Рос­товс­кий, прос­лав­лен­ный Русс­кой цер­ковью в 1757 г. Оба они яв­ля­лись рев­ност­ны­ми за­щит­ни­ка­ми ис­тин­ной ве­ры, что, ве­ро­ят­но, и пос­лу­жи­ло од­ной из при­чин соз­да­ния пар­но­го об­ра­за. Св. Ни­ко­лай, при­сутс­тво­вав­ший на Пер­вом Все­ленс­ком со­бо­ре в Ни­кее (325 г.), осу­дил ари­анс­кое уче­ние, от­ри­цав­шее бо­жест­вен­ность Хрис­та, а свя­ти­тель Ди­мит­рий на про­тя­же­нии сво­ей жиз­ни об­ли­чал ста­ро­об­ряд­цев-рас­коль­ни­ков, при­зы­вая их вер­нуть­ся в ло­но Церк­ви.
       Свя­ти­те­ли об­ла­че­ны в оди­на­ко­вые одеж­ды – ши­ро­кие сак­ко­сы с цве­точ­ным ор­на­мен­том, си­не-го­лу­бые омо­фо­ры и зо­ло­тые мит­ры с ме­хо­вой опуш­кой. Св. Ни­ко­лай в под­ня­той ру­ке дер­жит Еван­ге­лие, в ру­ках Ди­мит­рия – ар­хи­ерей­ский по­сох с на­вер­ши­ем в ви­де двух змей, об­ра­щен­ных го­ло­ва­ми друг к дру­гу. И Еван­ге­лие, и по­сох здесь яв­ля­ют­ся ат­ри­бу­та­ми свя­ти­те­лей как пас­ты­рей, муд­рых ду­хов­ных нас­тав­ни­ков, за­бо­тя­щих­ся о чис­то­те ве­ро­ис­по­ве­да­ния и не­отс­туп­ном сле­до­ва­нии хрис­ти­анс­кой ис­ти­не. При­ме­ча­тель­но, что на гру­ди рос­товс­ко­го свя­то­го нет ни па­на­гии, ни на­перс­но­го крес­та – ха­рак­тер­ных де­та­лей, всег­да при­сутс­тво­вав­ших в его  ико­нах и порт­ре­тах. В верх­ней час­ти ико­ны в об­лач­ном сег­мен­те изоб­ра­жен бла­гос­лов­ля­ющий Спа­си­тель с раск­ры­тым Еван­ге­ли­ем в ру­ке.
Читать далее >>
        Си­ний фон ико­ны с то­наль­ной рас­тяж­кой к свет­ло-го­лу­бо­му то­ну и по­ло­сой ро­зо­во­го цве­та ха­рак­те­рен для икон вто­рой по­ло­ви­ны XVIII в. По­зем ре­шен в ви­де ус­лов­но­го пей­за­жа с ред­ки­ми тон­ки­ми де­рев­ца­ми. Об­ра­зы свя­ти­те­ля Ди­мит­рия в ар­хи­ерей­ском об­ла­че­нии с изоб­ра­же­ни­ем пей­за­жа и с бла­гос­лов­ля­ющей фи­гу­рой Хрис­та по­лу­чи­ли расп­рост­ра­не­ние вско­ре пос­ле ка­но­ни­за­ции 1757 г., од­на­ко они встре­ча­ют­ся ре­же, чем об­ра­зы, где свя­той предс­тав­лен в ин­терь­ере пе­ред Ва­то­педс­кой ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри. 
        Под­черк­ну­то при­пух­шие верх­ние ве­ки, гра­фич­ная про­ра­бот­ка скул и ли­ний но­са с разд­во­ен­ной меж­ду бро­вей «ви­лоч­кой» от­но­сят­ся к при­емам, ши­ро­ко ис­поль­зо­вав­шим­ся в русс­кой ико­но­пи­си вто­рой по­ло­ви­ны XVIII сто­ле­тия. Па­ле­ог­ра­фи­чес­кие осо­бен­нос­ти над­пи­сей так­же поз­во­ля­ют уве­рен­но да­ти­ро­вать дан­ный об­раз вре­ме­нем расп­рост­ра­не­ния ши­ро­ко­го по­чи­та­ния св. Ди­мит­рия.