Тихвинская икона Божией Матери

1745 г., Л.  Богданов, Северо-Западные земли

Дерево, темпера

89,5×70 см

Автор атрибуции Н.И. Комашко

Экспонируется в зале №3
Тихвинская — одна из самых почитаемых чудотворных икон в России. По преданию, зафиксированному в XV в., образ чудесным образом, на воздухе, явился в 1383 г. в районе реки Тихвинки в новгородских землях. Прежде чем выбрать себе место окончательного пребывания, икона сделала несколько остановок, где впоследствии были построены храмы. Общерусское почитание образ получил с 1526 г., когда Тихвин посетил великий князь Василий III, молившийся у иконы о чадородии. Рождение в 1531 г. долгожданного наследника, будущего царя Ивана Грозного, великий князь связал с помощью от Тихвинской иконы, впоследствии заботу о ней проявлял Иван IV. В 1546 г. царь прибыл в Тихвин, и при Успенской церкви, где находилась икона, был основан Тихвинский монастырь, куда Иван Грозный делал богатые вклады.
        Тихвинская икона особенно прославилась после победы над шведами у стен обители в начале XVII в., поэтому с основанием Петербурга она стала почитаться как покровительница новой столицы и северных рубежей России. Списки с чудотворного образа стали создавать с XVI в., особенно массовым было их производство в Новое время. Значительная их часть связана с Успенским Тихвинским монастырём, где с XVII в. существовала большая иконописная мастерская, специализировавшаяся главным образом на создании «мерных» списков, т.е. повторяющих размер древней чудотворной иконы. В то же время, «мерные» списки изготавливались и в других художественных центрах по всей России. Читать далее >>
        Представленная икона достаточно близка по размерам к древнему оригиналу, однако стилистические особенности не позволяют связать её с монастырскими иконописцами. Образ выполнен с учётом тенденций барокко, что отразилось главным образом в его колористическом решении. Фон иконы тёмно-синий, переходящий в линии горизонта в розовый, — этот приём был известен в столичной иконописи с первой трети XVIII в., а в провинции сохранялся до конца столетия. Лики написаны в продолжение традиции живоподобия, что также типично для основной стилистической линии русского иконописания XVIII столетия. Некоторое упрощение приёмов письма указывает на провинциального мастера.
        На нижнем поле иконы имеется автограф: «писал Л. Богданов в селе Назарино 1745 году». Сведения об авторе в настоящее время не выявлены. Очевидно, что образ был написал для храма. Он представляет интересный памятник северного иконописания, в котором достаточно рано для провинции отражено воздействие стилистики барокко.