Икона Божией Матери «Взыскание погибших»

1829 г., Москва

Дерево, темпера; серебро, чеканка, золочение, эмаль

31,8×26,6 см

Автор атрибуции Н.И. Комашко

Художники-реставраторы: В.В. Ковальчук (живопись); А.О. Беккер (металл)

Экспонируется в зале №4
Иконография образа Богоматери Взыскания погибших пришла в русскую иконопись в Новое время. Ее название связано с обращением к Богоматери, впервые встречающимся в повести «О покаянии Феофила, эконома церковного, во граде Адане», которая описывает события, произошедшие в VII веке; повесть же стала известна в России в XVII столетии. Композиционная схема извода возникла вследствие копирования с западного образца – графического или живописного, и его иконография отличается рядом черт, характерных для «латинских» изображений Богоматери с Младенцем, встречающихся в работах как североевропейских, так и итальянских художников.
        Младенец, стоящий на коленях Богоматери, обнимает ее за шею, а она поддерживает его сцепленными в пальцах руками. В русских иконах, как правило, присутствует и типичный для западных образцов архитектурный антураж: фигуры представлены на фоне глухой арки или ниши, а слева и справа (чаще только с одной стороны) от них в арочных проемах или окнах изображен пейзаж.
Читать далее >>
        Иконография образа сложилась задолго до того, как соответствующие ему иконы прославились и стали почитаться как чудотворные. Прославление их происходило в разное время и в разных местах, в силу чего они несколько отличались друг от друга. Зачастую различия появлялись и вследствие корректировки слишком откровенного «латинства» образца самими художниками при копировании. Поэтому понять, список с какой чтимой иконы представляет собой тот или иной образ, помогают отдельные характерные детали.
          Одна из наиболее известных прославленных икон «Взыскание погибших» находилась в селе Бор Калужской губернии. Она сама являлась списком с иконы Богородицы из Георгиевской церкви в Волхове Орловской губернии, выполненным в середине XVIII века по обету крестьянина Федота Обухова. Помимо Богоматери с Младенцем на иконе в ее навершии было изображение Богоявления, которое в списках с нее не повторялось. Борский образ был по своему изводу адаптирован к иконописной традиции – Богородица на нем, в отличие от других прославленных образов этого типа, представлена с покрытой головой. Среди многочисленных и очень популярных в первой половине XIX века небольших домашних икон «Взыскание погибших» именно по данной детали можно определить те, что восходят к Борскому образу.         Популярности Борской иконы способствовал также тот факт, что довольно скоро списки с нее, уже со своей историей прославления, появились в храмах Москвы, как, например, образ из церкви Святителя Николая в Кузнецах.
         Интересно, что в стиле большинства икон на этот сюжет, особенно в манере написания ликов, прослеживается некая преемственная связь с «живоподобием» начала XVIII века. Возможно, в публикуемом произведении сохраняется память о самых первых образах такого типа, созданных в то время.
         На полях этой иконы представлены патрональные святые ее заказчиков – мученик Феодор Тирон и праведная Анна. По письму они несколько отличаются от основного изображения, поскольку выполнены с активным применением цветных лаков. Вскоре после создания иконы для нее был изготовлен серебряный оклад, ярко отражающий эстетику русских иконных окладов эпохи позднего классицизма.