Киот резной с иконой «Распятие» и мемориальными образками

Середина XIX в., Центральная Россия

Дерево, темпера; полихромная эмаль, масло, литьё, резьба, золочение, стекло

54×35 см

Автор атрибуции Е.Л. Тихомирова

Художники-реставраторы: Д.И. Нагаев (живопись); О.А. Кочемазов (киот)

Экспонируется в зале №4
Данный памятник весьма необычен: он представляет собою деревянный щит с вынутым средником для центральной иконы, на который наложены резные детали. В верхней части иконы, внутри резного декора, сделаны миниатюрные рамки для небольших образков, скорее всего вмонтированных сразу после изготовления киота: два из них написаны маслом на дереве, а четыре выполнены в технике эмали. Венчает композицию крест, который также является накладным. По сторонам от креста, в наугольниках, помещены рельефные изображения Чаши и Евангелия.
        Очевидно, что данный предмет создан по индивидуальному заказу. Владелец пожелал объединить важные для него мемории, возможно являвшиеся семейными реликвиями, в один ансамбль, центром которого стала икона «Распятие».
Читать далее >>
        Любопытно, что все собранные предметы являются не только стилистически разнородными и разновременными, но принадлежат к двум разным художественным культурам – старообрядческой и официальной Церкви. Так, центральная синефонная икона «Распятие» близка памятникам иконописи Поморья середины – второй половины XIX в. Несомненно, к группе старообрядческих предметов относится нательный крест в навершии, декорированный сине-белой эмалью. Вместе с тем овальные медальоны с изображениями святителя Николая Чудотворца, епископа Митрофана Воронежского (?), Богородицы «Достойно есть» и «Успение», равно как и два парных образка с изображением святителя Димитрия Ростовского (?) созданы мастерами по заказу официальной Церкви во второй половине XIX столетия. Следует отметить, что эмалевые иконы неравнозначны по своему художественному уровню: две из них, с изображениями святителей, исполнены более тонко и профессионально, чем меньшие по размеру «Успение» и «Достойно есть».
        Наиболее загадочной деталью киота являются два парных образка с изображением неизвестного святителя (святителей), которого с долей условности можно атрибутировать как образ Димитрия Ростовского. С одной стороны, предположение о том, что в данном случае дублируется икона одного святого, выглядит парадоксально. С другой – отсутствие каких-либо отличий в изображении двух святых, более того, их абсолютная физиогномическая идентичность, характер и цвет облачений, одинаковые крышки Евангелий дают основание предполагать, что по неизвестным нам причинам владелец киота осознанно поместил в нём два идентичных образа.
        Наиболее убедительной на сегодняшний день является версия, что публикуемый памятник является семейным реликварием, вложенным в храм на помин души усопшего родственника или родственников.