Преподобный Тихон Калужский

Рубеж XIX–XX вв.

Владимирские иконописцы, по заказу Тихоновой пустыни (?)

Дерево, темпера

17,8×14,3 см

Автор атрибуции Е.Л. Тихомирова

Художник-реставратор М.Я. Яковлева

Экспонируется в зале №4
На иконе изображён преподобный Тихон — один из наиболее прославленных святых калужской земли. Он представлен в традиционной иконографии: в рост, в схимническом облачении, на фоне свой кельи, обустроенной в дупле огромного дуба, совершающим молитву и указующим в сторону величественной обители. Это грандиозный Успенский монастырь, называемый также Калужской Свято-Тихоновой пустынью. Её начало было положено преподобным Тихоном в XV в.
        Сведения о жизни святого подвижника очень скудны. Считается, что он был пострижеником московского Чудова монастыря. Ища уединения, монах выбрал тихое место в лесу, рядом с речкой Вепрейкой, между городами Медынь и Калуга. Поэтому преподобного называют также Тихоном Медынским. Однако с течением времени вокруг подвижника стали собираться его последователи, и через некоторое время, вероятно в 1480-х гг., здесь был выстроен деревянный Успенский храм, положивший начало одноимённому монастырю. Первым игуменом был сам преподобный Тихон, скончавшийся в 1492 г. Кельей ему служило дупло гигантского дуба, который, по сообщению насельников монастыря, простоял до 1830 г., но был сломлен грозой. В 1838 г. наместник Тихоновой пустыни Геронтий выстроил над остовом дуба памятную часовню. Читать далее >>
        Представленная икона создана в конце XIX — начале XX в. В указанный период монастырь был одним из наиболее известных и активно посещаемых среди обителей Центральной России. Немало тому способствовала его географическая и духовная близость с находящейся в ста километрах Оптиной пустынью, привлекавшей огромное количество паломников. Известно, что на протяжении XIX столетия наместники Тихоновой пустыни часто назначались из числа оптинской братии, что укрепляло связи между этими духовными центрами. К началу XX в. количество насельников насчитывало 226 человек, на территории монастыря было 7 действующих храмов, при нём функционировали 3 паломнических гостиницы и 2 странноприимных дома. В это время возводится и два грандиозных архитектурных сооружения Тихоновой пустыни: пятиярусная колокольня (1894 г.) и новый Успенский собор, выстроенный в византийском стиле (1900-е гг.). На представленной иконе изображена как раз вновь построенная колокольня с характерным стрельчатым завершением проёмов верхнего яруса. Поэтому нижнюю границу создания сооружения можно отнести к 1894–1895 гг.
        Очевидно, что монастырю необходимо было заказывать огромное количество паломнических сувениров и образков, которые охотно раскупались гостями обители. Наряду с живописными иконами, это были предметы из стекла, финифтяные образки, штампованные медальоны, литографические листы, произведения металлопластики и прочее. По мнению исследователей иконографии преподобного Тихона Калужского, с большой долей вероятности можно утверждать, что вся продукция изготавливалась по заказу общежительной Тихоновой пустыни в различных мелких кустарных заведениях, ювелирных мастерских и типографиях. В этой связи огромный интерес вызывает сохранившаяся надпись на обороте иконы, в которой зафиксированы обстоятельства бытования этой святыни и имена её владельцев.
        Всю поверхность оборота занимает подробная надпись: «Освящена на мощахъ / после смерти / Серебряковой Анны Н. / г. Москва Самотекъ / д. № 6 — в Троицкий кв. 5 / в знакъ старой дружбы с Ва/шимъ отцомъ Николаемъ Семен. / Благословение Божие да будетъ на Васъ Святитель Тихонъ / молится о запной (?) смерти / Ваш доброжелатель / Иеромонах Серафимъ Павловский 1926 года ноября 21 / писана на кипарисе / в д. Петяково». В верхнем левом углу надпись «15 руб.», в нижнем правом углу росчерк, напоминающий букву «Н» или «П».
        Благодаря исследованиям марийских краеведов и публикации Ю. Ерошкина удалось уточнить сведения о личности дарителя этого образа — иеромонаха Серафима (Павловского). Севериан Никандрович Павловский (мирское имя) родился 6 сентября 1869 г. в деревне Ежово Петриковской волости Царевококшайского уезда Казанской губернии в семье крестьян. В 1905 г. он поступил в Николо-Берёзовский миссионерский черемисский монастырь (на территории современного Башкортостана), где 21 ноября 1909 г. был пострижен в монашество с именем Серафим. В 1913–1918 гг. он находился в Свияжском Свято-Успенском монастыре, затем служил в селе Красная Горка, неподалёку от станции Юдино. Зрелые годы жизни священника совпали с трагическими для Русской Церкви событиями первой трети XX в. В 1921 г. он был впервые арестован в Свияжске и приговорён местной ЧК к расстрелу, который был вскоре заменён пятью годами исправительно-трудовых работ. В феврале 1922 г. по ходатайству сестры иеромонаха Серафима Иустины Никандровны его освободили, после чего Павловский уехал в Москву. Известно, что в 1923 г. он служил в Никольской церкви на Покровке, в 1927 г. — в церкви Грузинской иконы Божией Матери на Яузе. 29 января 1927 г. иеромонах Серафим был возведён в сан игумена, а на следующий день в Спасо-Преображенском соборе Углича он был рукоположен в сан архимандрита. После этого около четырёх лет он проживал в московском Свято-Даниловом монастыре. На 1931 г. приходится новый арест священника. Из Москвы как политического заключённого его выслали в Архангельскую область. С 1934 г. ему разрешили проживать на родине, в деревне Ежово Марийской области, в доме сестры. До конца 1936 г. он служил в нескольких храмах области, с января 1937 г. был назначен настоятелем Вознесенской церкви села Кужмара. 29 ноября 1937 г. был арестован Звениговским райотделом НКВД по обвинению в активной контрреволюционной деятельности. Тройкой НКВД по МАССР 7 декабря 1937 г. приговорён к расстрелу. Приговор приведён в исполнение 8 декабря. Реабилитирован как жертва политических репрессий Генпрокуратурой РФ в 1990-е гг.
        Согласно надписи, икона была преподнесена иеромонахом Серафимом кому-то из членов семьи Серебряковых 21 ноября 1926 г. В это время он проживал в Москве, в 1-м Троицком переулке, в доме № 1/6, квартире № 5. Видимо, это была коммунальная квартира, где по соседству с ним жила семья Серебряковых. К сожалению, никаких сведений об упомянутых в надписи Николае Семёновиче или Анне Серебряковых найти не удалось. Неясно, при каких обстоятельствах умерла Анна и почему иеромонах Серафим решил преподнести кому-то из членов семьи икону преподобного Тихона с указанием, что он «молится от [вне]запной (?) смерти». В сложное послереволюционное время подвергнутые преследованиям и угрозам со стороны новой власти священники, подобные иеромонаху Серафиму, не боялись поддерживать своих друзей такими вещественными свидетельствами веры.
        Таким образом, представленная икона обладает, в первую очередь, мемориальной ценностью, напоминая нам о подвиге веры Новомучеников и Исповедников, находивших в себе силы поддерживать ближних в самые тяжёлые для Церкви годы.