Хиландарская икона Божией Матери «Троеручица»

Между 1859–1861 гг., Афон

XX в., Россия (поздние записи)

Дерево (кипарис), темпера, золочение

17,8×14,7 см

Автор атрибуции А.М. Манукян

Художник-реставратор Д.И. Нагаев

Экспонируется в зале №2
Надпись на обороте иконы, выполнена от руки чёрными чернилами:
«Е. И. В. Великой Княгине Марии Александровне приносится в благословение от Славяно-Сербской Хиландарской обители, что на Св. Афоне. 1861 года»
        
В центре иконы представлен образ Божией Матери «Троеручица», который восходит к чтимому образу Хиландарской обители на Афоне. Пресвятую Деву коронует пара ангелов, а по сторонам Ей предстоят основатели монастыря – король сербов Стефан Немани, принявший в монашестве имя Симеона, и его сын, архиепископ Савва Сербский. В нижней части помещён вид соборной церкви Хиландара. Иконография Троеручицы с возлагающими венец ангелами хорошо известна в балканской иконе XIX в. Несмотря на поздние поновления живописи, в особенности полностью прописанное личное, стиль иконы, по-видимому, также указывает на её балканское, наиболее вероятно, афонское происхождение.  Читать далее >>
        Создание иконы и дарственной надписи следует связать с поездкой в Россию делегации монастыря Хиландар для сбора пожертвований, которая впервые после длительного перерыва состоялась в 1859–1861 гг. По мнению А.А. Поповкина, икона предназначалась не самой императрице Марии Александровне, к которой после восшествия Александра II на престол в 1855 г. уже не могли обращаться как к великой княгине, а её полной тёзке – дочери, великой княжне Марии Александровне (1853–1920). Следовательно, составитель надписи перепутал титулы «великая княжна» и «великая княгиня». Ошибка в надписи, исполненной на церковнославянском языке, также говорит об иноземном происхождении памятника. 
        Богородичный образ мог быть поднесён для укрепления души и тела единственной на тот момент дочери государыни, поскольку здоровье княжны было ослаблено до такой степени, что в 1860 г. её жизнь находилась в смертельной опасности. В связи с болезненностью маленькой Марии Александровны в царской семье с благоговением принимали различные святыни, уповая на их исцеляющую силу. Например, её воспитательница, фрейлина А.Ф. Тютчева, в дневниковой записи от 21 сентября 1860 г. рассказывает, как страдающая недугом девочка получила значительное облегчение, укрывшись мантией святого Серафима, привезённой ко двору монахиней Дивеевской пустыни.