Евлогии в бутылях

Конец XIX – начало XX в., Россия

Стекло, пробка, дерево, бумага, фольга, сухие растения, парафин, ткань; резьба, хромолитография

Высота (верхний ряд): 15; 21,5; 18,5; (нижний ряд): 20,5; 26; 21,5 см

Звенигородский историко-архитектурный и художественный музей

Автор атрибуции А.М. Манукян

Экспонируется в зале №3
  1. Бутыль с иконой Божией Матери «Млекопитательница»
  2. Бутыль с композицией «Воскресения Христова»
  3. Бутыль с композицией «Распятие Христово»
  4. Бутыль с композициями «Распятие»
    и «Воскресение Христово»
  5. Бутыль с композициями «Воскресение Христово», «Благовещение», «Троица» и фрагментом «Сретения» (?) на обороте креста; иконами свт. Николая Чудотворца и св. Пантелеимона
  6. Бутыль с образами святителей Василия Великого,
    Григория Богослова, Иоанна Златоуста и великомученика Пантелеимона


Сосуды с объёмными христианскими композициями были широко известны в дореволюционной России. Традиция их производства бытовала во второй половине XIX — начале XX в. и угасла после 1917 г. Подобные предметы являются паломническими сувенирами, потому их также называют «евлогиями в бутылках» — пилигримы увозили их с собой домой как память о посещении святых мест. Приток богомольцев особенно возрастал на первой неделе после Пасхи, когда было принято подносить не только пасхальные яйца, но и другие религиозные подарки. Вероятно, изначально эти так называемые «церковные сосуды с секретом» предполагались для дарения на церковные праздники, прежде всего, на Пасху. Не исключено, что именно поэтому особое распространение получили бутылки-«Голгофы» со сценами Распятия или Воскресения. Читать далее >>
        Сборка композиций осуществлялась непосредственно внутри сосуда при помощи пинцета и удочки, согласно продуманному алгоритму, что требовало острого глаза, тщательности и усердия. Столь филигранная работа как нельзя лучше подходила для монашеской среды, в которой, как полагают исследователи, и появились «Голгофы» в бутылях. Их первые примеры были созданы не ранее 1840-х гг. монахами Гефсиманского скита Троице-Сергиевой Лавры. На окончательное формирование иконографии миниатюрных резных «Голгоф», по мнению Е.В. Давыдовой, особенно повлияло внутреннее убранство Воскресенской церкви Гефсиманского скита. Традиция получила дальнейшее развитие у резчиков Сергиева Посада, где сохраняла популярность до конца 1870-х гг. Особенно близок произведениям сергиево-посадских мастеров сосуд № 3.
        Помимо резных деревянных элементов, расписанных разными цветами и обклеенных фольгой и бумагой, в их изготовлении использовали другие необычные материалы: мишурные шнуры, крашеный мох и засушенные растения в сочетании с бумажными розетками. Дабы не ограничиваться сезонностью спроса, репертуар композиций был со временем расширен другими сюжетами, а также образами Богоматери и наиболее почитаемых народных святых (святителя Николая, целителя Пантелеимона и др.), а позже и местночтимых (Серафим Саровский).
        Первоначально композиции в сосудах представляли собой единичные предметы ручной работы, но постепенно превратились в массовый промысел сувенирных изделий. Их производство было поставлено на поток в 1880-е гг., после того как на российских стекольных заводах был налажен выпуск недорогих стеклянных ёмкостей одинаковой формы, дешёвых и лёгких в транспортировке. Так, некоторые евлогии, представленные на выставке, заключены в аптечные флаконы. В ту же эпоху стало возможным создание шаблонных заготовок для внутренних композиций и их деталей в различных материалах и техниках (например, хромолитографии). Тем самым традиция, зародившаяся в Троице-Сергиевой Лавре, была продолжена народными умельцами на более примитивном уровне, с минимальным использованием деревянной резьбы. Согласно В.В. Возилову, евлогии в стеклянных сосудах изготовлялись и в других монастырях Российской империи, в частности, Нило-Столобенском и Ново-Афонском.